patetlao (patetlao) wrote,
patetlao
patetlao

Categories:

Вопрос.

Кто хотел уехать в Советский Союз, но не успел?  Кто является родственником одновременно историка Карамзина и первой в мире женщины-посла - советского дипломата Александры Михайловны Коллонтай?






Лотарев Игорь Владимирович. Он же ...

Игорь Северянин  [4(16).V.1887 - 22.XII.1941] – поэт «серебряного века», творчество которого высоко ценили такие разные мастера слова, как Фофанов, Брюсов, Сологуб, Блок, Горький.

    Родился будущий поэт в Петербурге в семье военного инженера. Мать, Наталия Степановна Шеншина, принадлежала к дворянскому роду, одним из представителей которого был писатель и историк Н. М. Карамзин. По линии первого мужа матери, генерал-лейтенанта Г. И. Домонтовича родственные узы связывали Северянина с известной певицей Е. К. Мравинской и политической деятельницей А. М. Коллонтай (Домонтович). Детство Игоря прошло большей частью с отцом, который из-за конфликта с женой вышел в отставку, уехал в Новгородскую губернию и занялся коммерцией. Природа этого северного края осталась ярчайшим впечатления поэта на всю жизнь.

    В Череповце Игорь окончил четыре класса реального училища. Затем судьба занесла его с отцом на Дальний Восток. Эта поездка отражена в поэме «Роса оранжевого часа». Не найдя себе дела в Маньчжурии, юноша уезжает к матери в Гатчину, где пытается под собственной фамилией и под псевдонимом «Игорь Северянин» заявить о себе как поэт (стихи он начал писать ещё в детстве). Получив отказ в художественных журналах, Игорь печатает свои стихи отдельными брошюрками за собственный счёт.
    В начале пути известность на всю страну принёс Северянину, как он сам считал, «счастливый случай». В 1910 году его стихотворение «Хабанера II» («Вонзите штопор в упругость пробки…») случайно попало в руки Льву Толстому, который оценил его крайне негативно. Скандал вызвал всеобщий интерес к молодому автору. В 1911 году хвалебная рецензия В. Брюсова на сборник «Эклектические стихи» обратила на него внимание литературной элиты. В 1913 году Ф. Сологуб в предисловии к «Громокипящему кубку» Северянина пишет о «появлении нового поэта».

    В своём творчестве Северянин выразил желание, витавшее в различных слоях общества, уйти от трагизма предвоенной действительности в бурную, яркую «другую жизнь» («весь я в чем-то норвежском, весь я в чем-то испанском…»). Для понимания творческой концепции поэта важно высказывание близко знавшего его поэта Г. Шенгели: «…все его стихи – сплошное издевательство над всеми, и всем, и над собой…Игорь каждого видел насквозь, толстовской хваткой проникал в душу и всегда чувствовал себя умнее собеседника – но это ощущение неуклонно сопрягалось в нём с чувством презрения».
    При всём «наиве» и «экстазе» Северянин отлично понимал суровую прозу литературной борьбы. Он, «как полагалось» настоящему мастеру, провозгласил новое литературное направление – эгофутуризм, опередив на несколько месяцев москвичей – Маяковского, Бурлюка, Хлебникова, Кручёных с их кубофутуризмом. Легко, хотя и ненадолго нашёл с последними общий язык. Развело их различное отношение к культуре прошлого. Северянину всегда были ближе «классические розы», пусть и усыпанные шипами иронии.

    Поэт занял «нишу» между отрешенно-философской поэзией символизма и эпатирующим кубофутуризмом. Своим позитивным отношением к миру (подлинным или ироничным) он оказался ближе многих к тому, что ожидала публика от искусства. Если к тому же вспомнить, что в это время чрезвычайное распространение получило эстрадное исполнение стихов (ещё в 1910 г. Северянин призывал: «Позовите меня, - я прочту вам себя, я прочту вам себя, как никто не прочтёт»), а поэт был в этом жанре большим мастером, со своим неповторимым имиджем «недоступного гения», - то станет понятно, почему даже в 1918 году те, кто помнил своего кумира, отдали ему предпочтение перед Маяковским и Бальмонтом на вечере в Московском Политехническом музее.
    «Звёздный час» Северянина был недолог – всего пять лет, от появления сборника «Громокипящий кубок» (1913) до избрания его «королём поэтов» на вышеупомянутом вечере в Политехническом и выхода в том же 1918 году «За струнной изгородью лиры».
 
    В пору своей «повсесердной» популярности Северянин купил дом на берегу Финского залива, в Эст-Тойле. После того, как эту территорию захватили немцы, которые в 1920 году передали её Эстонии, поэт не вернулся в российскую столицу. В 1921 году он принял эстонское гражданство, женился на эстонке Фелиссе Круут. Северянин удерживался на позиции «вне политики», что гарантировало ему жизнь, но не безбедное существование. Девять вышедших книг (1919-1923 гг.) были слабым подспорьем в жизни.
    В творчестве 20-х годов, помимо трилогии автобиографических поэм и поэмы «Рояль Леандра», где поэт даёт стихотворную картину литературно-художественного Петербурга 1910-х годов, заслуживает упоминания книга сонетов «Медальоны», где в алфавите представлено сто импрессионистических фантазий – портретов деятелей литературы и искусства Европы и России. 1922-м годом датируется единственный опыт Северянина в драматургии. В сатирической комедии «Плимутрок» автор гротескно изобразил «сливки» эмигрантского общества.

    Последние пять лет жизни Северянин занимался переводами эстонских поэтов. В 1940 году он приветствовал «16-ти республичный Союз» (в то время Карелия была союзной республикой) и, уже больной, стремился переехать в СССР, налаживал связи с писателями, печатал стихи в московских журналах. С началом Великой Отечественной войны он обратился к властям с просьбой способствовать эвакуации, но в общем хаосе не получил ответа. Предпринятая самостоятельно попытка уехать в Ленинград сорвалась. Северянин вернулся в Таллин, где и умер от сердечного приступа.




Subscribe
promo patetlao january 2, 2016 14:37 84
Buy for 50 tokens
Крупнейший бомбардировщик ВВС США до 1946 года - Дуглас ХБ-19
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments